Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

№ 863 - 864
15 - 28 июня 2020

ISSN 1726-2887

первая полоса

содержание номера

архив

читальный зал приложения обратная связь доска объявлений

поиск

Оглавление
Профессия - исследователь 

Андрею Ильичу Трейвишу - 70 лет

Поздравления друзей

Поздравляем с 60-летием Рима Марсовича Валиахметова

115 лет со дня рождения и 40 лет со дня смерти Михаила Вениаминовича Курмана

М.В. Курман. Динамика среднего числа детей в семье в СССР

М.В. Курман. Замечания об учете разводов


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


Google
Web demoscope.ru

Динамика среднего числа детей в семье в СССР[1]

М.В. Курман[2]

В советской демографической литературе уже многократно и подробно анализировались факторы, обусловившие сложившуюся динамику числа детей в семье по стране в целом и отдельным ее регионам. Мы вновь обращаемся к этой теме, чтобы осветить ее в несколько ином ракурсе и с применением новых показателей.

Остановимся на основных положениях. До Октябрьской революции семья, была преимущественно многодетной, что определялось экономической «полезностью детей», высокой детской смертностью, ролью, уготованной женщине в отсталой России. После Октября резко уменьшилось значение названных факторов и выдвинулись на передний план новые: урбанизация и проникновение городского образа жизни на село, массовое вовлечение женщин в общественное производство, коренное изменение взглядов родителей на их обязанности и степень ответственности перед детьми, повышение уровня образования советской женщины, значительные миграционные потоки, главным образом мужчин репродуктивного возраста, и некоторые иные.

Перечисленные факторы обусловили снижение среднего числа детей в советской семье, которое достигалось регулированием числа детей самой семьей. Первый этап такого регулирования характеризовался слабой осведомленностью широких масс о возможностях применения средств контрацепции (да и сами эти средства были еще недостаточно надежными). Оно осуществлялось в основном путем прерывания беременности и более позднего вступления в брак.

Второй этап регулирования числа детей в семье наступил после создания в большом количестве достаточно надежных контрацептивов и охвата соответствующей информацией широких кругов населения. Судя по данным текущей статистики, второй этап четко обозначился, только в 60-х годах. Главным, качественно новым для второго этапа регулирования деторождения является сознательное планирование супружеской парой числа детей в семье и календаря их рождений. При этом «существует, по-видимому, стремление, достичь идеала семьи, подобно тому, как люди стремятся достичь определенного уровня жизни, занятия, социального положения»[3]. С учетом личностных особенностей и конкретных жизненных условий супружеской пары ее представление об идеальном числе детей трансформируется в представление об их ожидаемом числе. Это понятие приобретает особенно важное значение при прогнозировании среднего числа детей на семью — оно весьма близко к понятию «планируемое супружеской парой число детей».

Проанализируем, как в действительности реализуются представления семей об ожидаемом ими числе детей. Возникает вопрос, какой из показателей переписи или текущего учета отражает среднее число детей в семье и пригоден для сравнения с ожидаемым их числом: Очевидно, что показатель переписи о числе детей, живущих вместе с родителями, для этой цели не подходит. Правда, в свое время один из организаторов переписи населения 1926 г., О.А. Квиткин пользовался этим показателем и пришел к интересным выводам[4]: Но то было время, характеризовавшееся относительно низким уровнем миграции населения, особенно детей и подростков. В последующие годы объём миграционных потоков по СССР резко увеличился, что делает названный показатель неприемлемым для ответа на вопрос о числе детей, рожденных в семье. Так, по данным переписи 1970 г., число, детей, приходившихся на простую полную семью[5] и проживавших вместе с родителями, равнялось в среднем 1,5 человека, что явно ниже среднего числа детей, родившихся в стране в 60-х годах.

Наилучшим образом поставленной задаче соответствовал бы показатель суммарной брачной рождаемости; но ни перепись, ни текущий учет не обеспечивают получения необходимых, достаточно достоверных данных. Приходится поэтому искать другой показатель, который отвечал бы на поставленный вопрос. Таким показателем является суммарная рождаемость. Допускаемая при этом погрешность, которая возникает за счет включения внебрачных рождений, невелика. По данным, приведенным В.П. Пискуновым для Украины, частота внебрачных рождений, будучи довольно значительной для первых послевоенных лет, после 1950. г. систематически и неуклонно снижалась[6]. Эта динамика может быть распространена на весь Советский Союз. Решающим аргументом для использования в качестве характеристики среднего числа детей в семье показателя суммарной рождаемости является его близость к среднему ожидаемому числу детей в семье. По данным обследования НИИ ЦСУ СССР за 1969 г., относящимся к замужним женщинам, ожидаемое в семье число детей по стране составляло 2,42[7], а средняя из величин суммарной рождаемости по СССР за период 1969/70-1977/78 гг. равнялась 2,39 (см. табл. 1). Ожидаемое в 1969 г. среднее число детей в семье по стране было почти полностью реализовано в период 1969-1978 гг. (…)

Среднее число детей в семье, выраженное через показатель суммарной рождаемости, колебалось по Советскому Союзу весьма значительно. В период восстановления народного хозяйства страны после империалистической [первой мировой] и гражданской войн (1926-1927 гг.) оно превышало 5 детей [5, 36]..В период индустриализации и коллективизации сельского хозяйства среднее число детей в семье существенно снизилось, однако еще в канун Великой Отечественной войны (1938-1939 гг.) оно было больше четырех [4, 40]. Война со всеми ее тяготами и разъединением семей не могла не сказаться на дальнейшем уменьшении числа детей в семье. Несмотря на послевоенное компенсационное повышение рождаемости, в 1958-1959 гг. среднее число детей в семье по стране уже было менее трех [2, 81. Данные за последующие годы см. в нижней строке табл. 1]. Дело в том, что к этому времени все более расширяется практика внутрисемейного ограничения деторождения. Кроме того, в 60-е годы в детородный возраст вступают малочисленные контингенты женщин военных лет рождения. Это привело к тому, что суммарная рождаемость по СССР в целом продолжала снижаться и к концу 60-х годов достигла 2,39 ребенка в среднем.

Вместе с тем обращает на себя внимание различие темпов указанного снижения для разных периодов: за 1926- 1959 гг. суммарная рождаемость снизилась почти вдвое, а за 1965-1978 гг. - только на 6%. При этом среднее значение суммарной рождаемости по СССР в 70-х годах находилось на уровне 1969-1970 гг. Такая динамика позволяет сделать вывод о наметившейся тенденции к стабилизации (правда, пока еще на недостаточном уровне) среднего числа детей в семье по СССР (см. табл. 1).

Динамика суммарной рождаемости была различной по союзным республикам. В большинстве из них наблюдалось уменьшение показателя вплоть до конца 60-х годов, сменившееся затем тенденцией к стабилизации. Для республик Средней Азии и Азербайджана характерно увеличение показателя до начала 70-х годов (для Азербайджана - до середины 60-х годов), затем началось его снижение. Особый интерес представляет сравнение среднего значения суммарной рождаемости за 1969-1978 гг. со средним ожидаемым в семье числом детей по данным обследования 1969 г.

По Украине, Литве и Казахстану обнаружилась большая близость сравниваемых показателей. Что же касается остальных союзных республик, то по тем из них, по которым среднее значение суммарной рождаемости за анализируемый период оказалось .ниже соответствующего показателя для СССР в .целом (РСФСР, Украина, Белоруссия, Латвия, Эстония) или наблюдалось существенное снижение уровня суммарной рождаемости (Армения, Азербайджан), ожидаемое число детей оказалось выше средней суммарной рождаемости: в этих республиках супружеские пары не смогли реализовать своих первоначальных намерений в отношении числа детей в семье. В тех же республиках, где среднее за период значение суммарной рождаемости оказалось существенно выше, чем по стране в целом (республики Средней Азии), фактически среднее число детей оказалось выше ожидаемого: в этих республиках намерения родителей в отношении числа ожидаемых детей были превзойдены, что свидетельствует о еще неполном охвате населения этих республик процессом регулирования деторождения.(…)

Каковы же факторы и причины, которые обусловили установленную динамику общего коэффициента рождаемости и соответственно суммарной рождаемости в СССР? Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны определить, какую роль сыграли в этом процессе сдвиги в структуре женских рождающих контингентов, а какую - репродуктивное поведение супружеских пар. (…)

Доля рождающих контингентов в населении до 1970 г. практически почти не изменялась, за исключением 1959 г. Но возрастная структура женских рождающих контингентов вплоть до 1970 г. ухудшалась: уменьшался удельный вес молодых возрастов 20-29 лет, отличающихся более высокой рождаемостью, и увеличивалась доля старших возрастов 30-49 лет, для которых характерна более низкая рождаемость. Таким образом, в период до 1970 г. структурные факторы определяли снижение общего коэффициента рождаемости. Перспективные расчеты методом передвижки возрастов с наложением таблиц смертности 1968-1971 гг. указывают на некоторое улучшение структуры женских рождающих контингентов в 70-х.годах - существенно повысился удельный вес возрастов 20-29 лет (хотя он уступает уровню 1939 г.). Можно полагать, что это улучшение возрастной структуры женщины в какой-то мере повлияло на отмеченную выше тенденцию к стабилизации показателей как общей, так и суммарной рождаемости в 70-х годах.

Таблица 2. Коэффициенты повозрастной рождаемости в СССР

Возрастные группы, лет

На 1000 женщин данного возраста рождалось за год

Кумулятивная рождаемость к концу возрастного интервала, в процентах к суммарной рождаемости

1938-
1939 гг.

1958-
1959 гг.

1969-
1970 гг.

1977-
1978 гг.

1938-
1939 гг.

1958-
1959 гг.

1969-
1970 гг.

1977-
1978 гг.

15-19

32,8

29,2

30,4

36,7

3,7

5,2

6,4

7,8

20-24

214,4

162,2

1639

172,8

28,1

34,1

40,7

45,1

25-29

230,6

164,8

128,7

128,7

53,6

63,4

67,6

72,9

30-34

1835

110,1

88,1

76,9

75,4

82,6

86,0

89,5

35-39

131,7

66,6

48,5

34,0

90,3

94,8

96,1

96,8

40-44

68,1

24,1

15,3

13,2

98,1

99,1

99,3

99,6

45-49

19,0

5,0

2,9

1,6

100,0

100,0

100,0

100,0

15-49

139,5

88,7

65,7

68,8

 

 

 

 

Таблица 2 показывает:

  • некоторое повышение в 70-х годах специального коэффициента рождаемости после многих лет его непрерывного снижения, что можно трактовать как зарождение тенденции, к стабилизации числа детей в семье;
  • начиная с конца 60-х годов - повышение коэффициента рождаемости в самых молодых возрастных группах (15-19 лет и 20-24 года), а также стабилизацию коэффициента в группе 25-29 лет при продолжающемся неуклонном снижении повозрастных коэффициентов рождаемости в группах старше 30 лет;
  • перемещение максимального значения коэффициента повозрастной рождаемости из группы .25-29 лёт (1938-1939 и 1958-1959 гг.) в группу 20-24 лет в 70-х годах. Последние два положения означают концентрацию подавляющего большинства рождений в молодых возрастах - до 30 лет. В 1938-1939 гг. кумулятивная рождаемость к 30 годам составляла только 53,6% суммарной рождаемости, а в 1977-1978 гг. - 72,9%. Иначе говоря, наблюдается существенное сокращение длительности цикла деторождения.

Таблица 3. Распределение родившихся по очередности рождения

Год

Первые дети

Вторые дети

Третьи дети и более высоких очередностей

В процентах к общему числу родившихся

1965

34,3

27,4

38,3

1970

41,9

26,4

31,7

1973

44,2

27,6

28,2

1978

46,3

30,1

23,6

1978 г. в процентах к остальным годам

1965

135,0

109,9

61,6

1970

110,5

114,0

74,4

1975

104,7

109,1

83,7

Параллельно процессу концентрации большинства рождений в сравнительно узком возрастном интервале от 20 до 30 лет шел процесс сокращения числа рождений высоких очередностей. Так, по данным обследования ЦСУ СССР 1960 г., для женщин 1890-1894 гг. рождения удельный вес имевших 4 и более рождений составлял 74%, а для женщин 1910-1914 гг. рождения - только 46%[8]. Рассмотрим распределение детей по порядку рождения в 60-70-х годах (см. табл. 3).

Распределение родившихся по очередности рождения существенно различается в условиях преимущественно многодетной и преимущественно малодетной семьи. В первом случае наибольший удельный вес приходится на родившихся третьего и более высоких порядков рождения, во втором - на первенцев. Еще в 1965 г. среди новорожденных в СССР 38,3% приходилось на детей третьего и более высоких порядков рождения и только 34,3% - на первенцев; удельный вес вторых детей равнялся лишь 27,4%. За период 1965-1970 гг. распределение родившихся по порядку рождения радикально изменилось: более высокими темпами увеличивалась доля первенцев; в противоположность этому доля детей третьего и более высоких порядков рождения резко уменьшилась; уменьшилась также доля вторых детей, но незначительно. После 1970 г. снова наблюдается существенное изменение в распределении новорожденных. Еще интенсивнее уменьшается доля высоких очередностей рождения; доля первенцев хотя и продолжает увеличиваться, но в замедленных темпах; наиболее характерным является повышение удельного веса вторых детей. Конечно, этот процесс протекал по-разному, в республиках с различными режимами воспроизводства населения, но устойчивая тенденция увеличения доли вторых детей среди родившихся в СССР в целом налицо.

Важнейшими факторами, влияющими на число детей в семье, безусловно является возраст вступления женщин в брак и возраст материнства.

Советский демограф Р.И. Сифман писала: «раннее начало брака (за исключением «сверхраннего») способствует повышению плодовитости. Особенно большое влияние оказывает возраст вступления в брак в условиях нерегулируемой внутрисемейной рождаемости. За счет молодых возрастов удлиняется здесь цикл деторождения. Ряд данных о плодовитости, в условиях полного или частичного внутрисемейного регулирования рождаемости обнаруживает, что возраст начала брачной жизни уже не имеет такого большого значения, как при нерегулируемой рождаемости. Однако и при этом возраст вступления в брак не потерял значения фактора, определяющего уровень брачной плодовитости. Важно, что у рано вступивших в брак начальный период брачной жизни приходится на молодые возрасты, в которых женщины в меньшей степени склонны регулировать деторождение, чем в старших; выше и физиологическая плодовитость»[9].

И действительно, «сопоставление данных 1960 и 1967 гг. по всему массиву обследования обнаруживает тенденцию, к сокращению средней, продолжительности брака при рождении первого ребенка»[10], т.е. к уменьшению среднего протогенетического интервала.

Значения среднего протогенетического интервала снижаются до 40-х годов. В годы войны отмечается резкое увеличение показателя - откладываются рождения детей. Графическое интерполирование для 1940-1944 гг. дает значение 1,87 (при нормальной динамике) вместо 2,36 (см. табл. 4). Теоретические значения за период до 1955-1959 гг. укладываются в уравнение

За период с 1960 по 1979 г. происходит снижение показателя-с 1,49 до 1,25.

В условиях отсутствия достаточно репрезентативных данных о динамике протогенетических и интергенетических интервалов по стране, особенно за последние годы, воспользуемся для анализа значениями среднегенетического интервала, под которым понимается разность между средним возрастом матери и средним возрастом невесты.

Динамика среднего возраста вступления женщин в брак по стране в целом достаточно четкая. Этот показатель был очень низким до революции - в 1910 г. он равнялся 21,1 года, затем он заметно увеличился и на первом этапе внутрисемейного регулирования деторождения (в 1940 г.) составлял 24,0 года, а в 1950 г. - даже 26 лет, что было следствием реализации многих браков, отложенных до окончания войны. В последующие годы средний возраст невесты стал снижаться. В 60-х годах, т. е. на втором этапе внутрисемейного регулирования рождений, средний возраст невесты резко снизился. В. 70-х годах этот процёсс продолжался, но уже замедленными темпами, видимо, в последние годы средний возраст невест имеет тенденцию к стабилизации.

Средний возраст матери тоже неуклонно снижался, но интенсивность этого снижения в разные периоды была различной. Наиболее высокими темпами он снижался в послевоенные годы. В целом средние возрасты невест и матерей изменяются в одном и том же направлении, поэтому удлинение среднегенетического интервала следует трактовать как симптом уменьшения числа детей в семье (например, в 60-х годах), а его укорочение - как симптом увеличения или по крайней мере, стабилизации числа детей в семье.

Динамика среднегенетического интервала подтверждает тот вывод, к которому мы пришли ранее на основании других показателей - общего коэффициёнта рождаемости, суммарной рождаемости и структуры распределения родившихся по очередности рождения: в 70-х годах, после многих лет снижения, наметилась тенденция к стабилизации числа детей в семье.

Средний генетический интервал позволяет определить ряд параметров, характеризующих генеративную деятельность женщины, в частности средний интергенетический интервал ( β), который представляет собой средний промежуток времени между рождением второго и последнего ребенка.

Пусть нам известны следующие параметры: среднее число детей в семье (N), выраженное через суммарную рождаемость, средний генетический интервал (γ) и средний протогенетический интервал ( α). Тогда длительность цикла деторождения (период между возрастом вступления женщины в брак и возрастом при рождении ею последнего ребенка) может быть выражена формулой .

В тоже время .

Следовательно, , или

Итак, средний интергенетический интервал (β) превышает среднегенетический интервал (γ) на величину, дроби, в числителе которой разность между среднегенетическим и средним протогенетическим интервалами (γ - α), а в знаменателе - число детей в семье без первенца (N—1) (см. табл. 5).

Из таблицы вытекает ряд важных выводов:

1. Средний возраст матери при рождении первенца снизился к концу 70-х годов против довоенного времени сравнительно незначительно - на 6,9%.

2. В противоположность этому средний возраст матери при рождении последнего ребенка снизился существенно - на 30%.

3. Средняя длительность цикла деторождения резко сократилась - с 20,68 года в 1935-1940 гг. до 6,73 года в 1975-1979, т.е. в 3 раза. Как было показано в табл. 2, 2/3 всех рождений в СССР в 70-х годах приходилось на матерей в возрастном интервале от 20 до. 30 лет.

4. Хотя и средний протогенетический и средний интергенетический интервалы в динамике сокращаются, но их сокращение не обеспечивает значительного увеличения среднего числа детей в семье. При этом средний протогенетический интервал имеет сравнительно мало «резервов» для своего дальнейшего сокращения - он приближается к физиологическому сроку. Напротив, средний интергенетический интервал в настоящее время в СССР превосходит свой физиологический аналог (2,5 года) в 1,7. раза. Таким образом, резервы для сокращения среднего интергенетического интервала еще велики. Надо отдавать отчет в том, что современная советская женщина вряд ли пойдет на значительное удлинение цикла деторождения, ибо это может нанести ущерб ее профессиональным интересам, учебе, воспитанию детей. Другое дело - увеличить число рождений за счет существенного сокращения среднего интергенетического интервала и доведения его до средней физиологической нормы. Такое сокращение даже при длительности цикла деторождения в 6,73 года обеспечило бы расширенное воспроизводство населения страны.

В самом деле:

Возвращаясь к фактическому положению, мы должны констатировать, что установленная тенденция обеспечивает стабилизацию среднего числа детей в семье на невысоком уровне - 2,3-2,4 ребенка.

Но, может быть, это лишь первый шаг в направлении дальнейшего увеличения числа детей в семье? В этом плане заслуживает внимания позиция А.Г. Вишневского, считающего, что коренным образом изменилась сама мотивационная основа рождаемости: на смену прежним внешним мотивам пришли новые, внутренние. «Дети все больше приобретают значение объединяющего стержня семьи, внутреннего смысла ее существования, связанного с глубинными интимными структурами личности, человека»[11]. Может быть, в такой детоцентристской семье внутренние побуждения родителей продиктуют им необходимость доведения числа детей до уровня, в наибольшей степени отвечающего интересам социалистического общества.


[1] Впервые опубликовано: Подрастающее поколение: Демогр. аспект. М., 1981, С. 3-18. Печатается с незначительными сокращениями.
Подробнее об авторе см.: Вишневский А. Г. Памяти М. В. Курмана //Статистика и информационное обеспечение планирования. М., 1982. С. 288-294, 292-294 (библ.) (Учен. зап. по статистике АН СССР. Т. 44). - Ред.
[2] Курман М.В. Динамика среднего числа детей в семье в СССР. //Советская демография за 70 лет. М.: Наука. 1987. С. 205-216.
[3] Изучение мнений о величине семьи. М., 1971. С.5.
[4] См.: Сифман Р.И. Детность по данным семейной переписи 1926 г.// Демографическое развитие семьи. М., 1979.
[5] В статье под семьей понимается супружеская пара с детьми и без них.
[6] См.: Пискунов В.П. Про позашлюбну народжуванiсть на Украiнi в 1945-1967гг.(О внебрачной рождаемости на Украине)//Демографiчнi дослiдження. Киiв, 1970. Вип. 1. С.123.
[7] См.: Белова В.А., Дарский Л.Е. Статистика мнений в изучении рождаемости. М., 1972. С. 102.
[8] См.: Сифман Р.И. Динамика рождаемости в СССР. М., 1974. С.95.
[9] Там же. С.62.
[10] Там же. С. 147.
[11] Вишневский А.Г. О мотивационной основе рождаемости. //Демографическое развитие семьи. М., 1979. С.147.

Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.