Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

№ 863 - 864
15 - 28 июня 2020

ISSN 1726-2887

первая полоса

содержание номера

архив

читальный зал приложения обратная связь доска объявлений

поиск

Газеты пишут о ... :

«The Lancet», «CNN», «Новые Известия», «Известия», «Новая газета», «Коммерсанть» и «The Times» о коронавирусе в России
«Российская газета» и «The New York» о коронавирусе и мигрантах в России
«Atlantico» о второй волне коронавируса
«Русская служба BBC» о ситуации с коронавирусом в мире
«EurasiaNet» о коронавирусе в Таджикистане
«naviny.by» и «TUT.BY» о коронавирусе в Белоруссии

«The Wall Street Journal» и «Газета.Ру» о коронавирусе и рождаемости
«Коммерсантъ» о борьбе с ВИЧ
«Slate.fr» о воздержании от секса
«Росбалт» об эйджизме
«American Thinker» о расизме
«Русская служба BBC» о гендерных стереотипах
«Project Syndicate» о глобальной безопасности
«Advance» об изменении городов после пандемии

… об изменении городов после пандемии

Бетон, воздух, бегство и изменение парадигмы: откуда у нас, как вы думаете, столько парков? (Advance, Хорватия)

Городов, какими мы их знали, уже больше не будет, предрекает автор. Пандемии всегда меняли облик городов, а также провоцировали бегство из них. Потом население возвращалось, вынуждено было вернуться ради работы. Теперь же в этом для многих нет необходимости. Поэтому мы увидим «город будущего» гораздо раньше, чем предполагали.

Пандемии и раньше меняли лицо городов, и нынешняя пандемия может навсегда изменить города, которые мы знаем
Много говорится о том, что «коронавирус навсегда изменит мир», и звучит это как-то апокалиптически. Но не стоит так это воспринимать. На самом деле много что «меняет мир навсегда», и нынешняя пандемия, несомненно, тоже сделает свое дело. Однако изменения, которая она влечет, возможно, не «оригинальны» и их вероятность всегда существовала.
Один из факторов, благодаря которому вокруг нас происходили довольно быстрые перемены в последние, скажем, десять лет, заключается в нашем общем, свойственном в среднем всем, неприятии перемен. Люди обычно предпочитают рутину и испытывают большой стресс, когда им приходится что-то менять, даже в мелочах. Это сопротивление переменам, которое может создавать серьезные проблемы в условиях современной экономики, уже давно пытаются побороть, в том числе, через образование. С младых ногтей людям внушают, что они должны «принимать перемены», пользоваться ими, быть готовыми меняться, адаптироваться и всю жизнь посвятить «обучению» (а это еще одно имя «перемен»).
Кто-то сделал своей профессией осмысление этого противоречия, но так или иначе склонить людей к переменам не так-то просто. Да, если перемена воспринимается как некое развлечение, тогда нетрудно, и именно поэтому у всех сегодня есть смартфоны (хотя и им кое-кто сопротивлялся). Но как, например, заставить кого-то пойти на радикальные перемены при выполнении собственной работы? Это будет трудно. И вот эту задачу берет на себя нынешняя «пандемия».
Мы могли бы составить длинный список мелких изменений, которые уже произошли и которые только произойдут под влиянием текущего кризиса, однако большинство из них можно отнести к одной категории — онлайн.
Многие вещи уже постепенно переносились в виртуальное пространство, но после коронавирусного удара в онлайне вдруг оказалось все. Еще недавно интернет-продажа касалась в основном тех вещей, например электроники, которые невозможно было купить на местном рынке, и их доставлял «Амазон», «Алиэкспресс» и другие гиганты в этой сфере. Но прошло всего несколько месяцев, и онлайн можно заказать все: еду, напитки, кухонную утварь и много чего еще. Во время изоляции это был зачастую единственный способ что-нибудь купить. Многие впервые сделали покупки онлайн, и службы доставки размножились с огромной скоростью, чтобы удовлетворить возросший спрос на услуги. Теперь вирус отступает, по крайней мере в Европе, но некоторые новые привычки уже закрепились, «изменение» произошло, и в таком случае, как правило, обратного пути уже нет.
Такого роста онлайн-торговли мы, возможно, ждали бы еще много лет, а так этот продолжительный период сократился всего до нескольких месяцев.
Однако та ли это «большая перемена, после которой мир больше никогда не будет прежним»? Может, на первый взгляд не скажешь, но так оно и есть. Почему? Потому что взрыв онлайн-продаж — только вершина айсберга, «событие», которое влечет за собой множество других последствий. И эти последствия будут всеобъемлющими.
Давайте ненадолго забудем о товарах и обратимся к услугам. В течение месяцев изоляции миллионам людей твердили: «Если можете, работайте дома», — миллионы так и поступили. Кому-то удалось легко перестроиться, если они уже привыкли к схожему графику и раньше появлялись в офисе пару раз в неделю, а остальное время работали дома. Для кого-то работа в домашних условиях стала большим стрессом. Например, для учителей, которые многие годы отказывались от онлайн-формата образования, а теперь им пришлось в мгновение ока перевести обучение в онлайн. В частных школах и университетах онлайн-обучение практикуют уже несколько лет, но в государственных учебных учреждениях это все еще в новинку. Правда, как бы тяжело ни пришлось учителям, они приспособились к переменам. И дети приспособились. К переменам приспособились все.
Это не значит, что перемены им нравятся. Но перемены случились, они уже тут, и теперь с ними придется считаться. Тысячи компаний по всему миру раздумывали, выгодны ли им будут сотрудники, работающие онлайн из дома, для которых не нужны будут офисы, здания, служебные машины… Но разве компании не могли произвести эти перемены раньше? Они производили их, но медленно, кто как, и были те, кто совсем не спешил что-то менять. Теперь же все оказались в ситуации, когда «хочешь приспосабливайся, а хочешь закрывайся».
Мы поговорили об онлайн-магазинах, онлайн-работе. Что еще? Главное — перемены в физическом пространстве. К чему может привести сочетание доступных онлайн-товаров и услуг, а также работа в онлайн-режиме? К массовой внутренней миграции населения. Куда? Из городов… куда-нибудь.
Зачем люди едут в города? Чтобы наслаждаться современными театрами и музеями? Возможно, кто-то и да, но таких мало. Большинство же едут в города за работой (или образованием, с которым смогут потом найти работу). Теперь же все обстоятельства сложились против этой неумолимой и необходимой концепции урбанизации. Если образование и работа больше не будут обязательно связаны с городами, то что будет привлекать туда людей?
Этот процесс начался еще до нынешней пандемии. Уже несколько лет, по крайней мере в развитых странах, люди постепенно переселяются из городов в более спокойные места. Куда? Не обязательно «в глухие леса», но подальше от теней небоскребов и видов на бесконечный бетон. В маленькие городки, поселки, отдаленные предместья…
Города теряют привлекательность сразу по нескольким причинам. Главный фактор — изменения на рынке труда, но он не единственный. Для многих молодых людей город стал непозволительно дорогим. Цены на квартиры и аренду в городских центрах «раздуты» и совершенно неадекватны, поскольку у нового владельца/жильца не получится кардинально поднять свои доходы только благодаря месту жительства в центре. Зато, сменив его, человек может существенно поправить свой бюджет.
В Америке три крупнейших мегаполиса: Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Чикаго — теряют население уже несколько лет. Некоторые города поменьше, такие как Майями, Хьюстон, Вашингтон, продолжают расти, но медленно, и только вопрос времени, когда там тоже победит обратная тенденция. За последние десять лет, как утверждает демограф Уильям Фрей из Брукингского института, рост больших городов замедлился вдвое.
Кто покидает города? Старшее поколение и поколение, которое только «приходит на смену», то есть «миллениалы» (те, кто родился с 1981 по 1996 год). Для них все меньше работы, и все чаще им приходится сталкиваться с тем фактом, что постоянная работа — миф, в котором, возможно, жили их родители, но не они сами.

И тут появился коронавирус

Все тут же поняли, что густонаселенный город не то место, где они хотят жить. Вирус в городе распространяется мгновенно, и ситуация там будет самой тяжелой в случае обострения обстановки (например, при недостатке продовольствия), да и меры в городах будут самыми строгими… И люди тут же побежали из городов. Богатые горожане, которым было куда бежать, так и поступили. Кое-кто из них вернулся после того, как эпидемия отступила, а другие нет. Те, кто смог организовать работу и жизнь семьи за городом, вероятно, уже никогда не вернутся.
Означает ли это закат городов? Почти с полной уверенность можно сказать, что нет. Однако, по-видимому, города, какими мы их знаем, изменятся навсегда. Город, каким он был когда-то, уже не существует. От городов наших дедов уже остались одни воспоминания. Сейчас мы стоим на пороге очередной большой перемены, а быть может, перемены целой парадигмы. Она уже меняется какое-то время. Жить «за городом» не так давно значило быть «крестьянином», жить на земле, заниматься землей и больше ничем. Сегодня же многие молодые интеллектуалы уезжают в село, обрабатывают землю и параллельно занимаются своей сложной работой благодаря технологиям и Интернету. К селу больше нет презрения, и жизнь на земле больше не «тяжела», в отличие от жизни и выживания в городах. Это от них теперь бегут, и вирус только ускоряет эти процессы.
В повседневной жизни мы не задумываемся об этом, но внешний облик городов, их устройство и архитектура во многом «созданы» именно предыдущими пандемиями! Обширные зеленые зоны, широкие бульвары — все это появилось в городах только после холеры в XIX веке и других эпидемий.
Один только Нью-Йорк, например, «обязан» холере своими современными парками, а также многим другим. Когда-то люди по всему миру, живя в центре городов, держали скотину. После холеры, например, в Нью-Йорке запретили разводить свиней в центре города. Еще одна большая «перемена», которое, возможно, произошло бы само, но потребовало бы больше времени…
Солнечный свет, чистый воздух — вот что необходимо для здоровья всегда, не говоря уже о периоде пандемии.
Covid-19 изменит архитектуру, облик жилых домов, городских площадей… Собрания на открытых пространствах безопаснее, чем собрания в помещениях, и это тоже изменит города. Городские площади, возможно, станут еще больше, еще зеленее. Какие-то улицы, возможно, полностью закроют для автомобильного движения, оставив их для пешеходов.
Конечно, скорость этих перемен будет во многом зависеть и от того, как будет развиваться нынешняя пандемия, особенно грядущей осенью.
Нет, города не исчезнут, но городов, какими мы их знали, уже больше не будет. Пандемии всегда меняли облик городов, а также провоцировали бегство из них. Потом население возвращалось, просто было вынуждено вернуться ради работы. Теперь же в этом нет необходимости, по крайней мере для многих. Поэтому мы увидим «город будущего», возможно, гораздо раньше, чем предполагали. Это не обязательно плохо, и более того, если акцент будет делаться на охрану здоровья горожан, пост-пандемический город может стать более благоприятным местом для жизни, по крайней мере для тех, кто решит в нем остаться.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Марко К. (Marko K.) Advance, Хорватия, 27 мая 2020 года
ИноСМИ.RU, 7 июня 2020 года

 

<<< Назад


 

 
Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.