Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

№ 839 - 840
16 - 31 декабря 2019

ISSN 1726-2887

первая полоса

содержание номера

архив

читальный зал приложения обратная связь доска объявлений

поиск

Оглавление
Мировой демографический барометр 
Как живут пожилые люди мира

База данных о домохозяйствах пожилых людей

Средний размер домохозяйств, в которых проживают пожилые люди, варьируется от 2 до 12 человек

В странах Европы и Северной Америки большая часть пожилых людей проживает в брачной паре или одиноко, в странах Африки, Азии и Латинской Америки – в семьях сложного состава

Доля одиноко проживающих среди пожилых женщин выше, чем среди пожилых мужчин в большинстве стран

Доля проживающих в браке заметно выше среди пожилых мужчин, а пожилые женщины чаще, чем их ровесники, проживают в домохозяйствах с «пропущенным» поколением

В Европе и Латинской Америке потребление пожилых людей на две трети обеспечивается общественными трансфертами

Экономическая нагрузка старшими возрастами увеличится с 20 на 100 работников в 2019 году до 25 в 2030 году и 33 в 2050 году

См. также Архив выпусков Мирового демографического барометра

Для цитирования: Щербакова Е.М. Как живут пожилые люди мира // Демоскоп Weekly. 2019. № 839-840. URL: http://demoscope.ru/weekly/
2019/0839/barom01.php


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


Google
Web demoscope.ru

Как живут
пожилые люди мира

Рубрику ведет

Екатерина
ЩЕРБАКОВА

Экономическая нагрузка старшими возрастами увеличится с 20 на 100 работников в 2019 году до 25 в 2030 году и 33 в 2050 году

Для оценки воздействия изменения возрастной структуры населения на экономическое развитие было предложено соотнести потребление и трудовой доход по возрастным группам, используя систему национальных трансфертных (межпоколенческих) счетов[11].

Данные, позволяющие оценить трудовой доход по возрастам, можно получить из разнообразных источников широкого диапазона: от системы национальных счетов, официальной статистики государственных расходов и ведомственных данных до национально-репрезентативных обследований рабочей силы, доходов и расходов домохозяйств, а также других специальных обследований. При этом в трудовой доход включают:

  • заработную плату и все оклады до вычета налогов;
  • все выплаты и льготы, предоставляемые работодателями, в том числе медицинское страхование, пенсионные взносы и другие выплаты за работника;
  • все виды компенсаций натурой и любые доходы от предпринимательской деятельности или самостоятельной занятости, которые являются результатом труда;
  • стоимостную оценку неоплачиваемой работы в семье.

Для индивида трудовой доход является суммой всех этих компонентов. После подсчета величины трудового дохода для всех экономически активных лиц данного возраста рассчитывается средний доход на душу населения, который определяется как отношение общей величины трудового дохода, полученного в данной возрастной группе, к общему числу лиц данного возраста, независимо от того, работают они или нет. В результате полученная кривая трудового дохода отражает, как меняется величина трудового дохода в зависимости от возраста. Для того чтобы полученные данные соответствовали на макроэкономическом уровне общим экономическим параметрам, они соотносятся и в случае необходимости корректируются с учетом данных системы национальных счетов.

Для оценки уровня потребления в зависимости от возраста рассматриваются два вида потребления: за счет частных средств и за счет государственных источников. Данные о потреблении за счет частных средств можно получить из обследований расходов домашних хозяйств, хотя они не отражают потребление конкретных индивидов в полном объеме. Разработаны специальные методы распределения затрат домохозяйств на другие цели (образование, здравоохранение и т.д.) между его членами. Учитывается также стоимость общественных товаров и услуг, которые производятся или закупаются государством и предоставляются населению бесплатно или по минимальной стоимости. После расчета всех компонентов потребления по возрастам они суммируются, и итоговая величина рассчитывается на душу населения данного возраста. Результаты проверяются на соответствие данным национальных счетов, отражающим доходы и произведенный продукт.

Чтобы обеспечить сопоставимость полученных данных о потреблении и трудовых доходах по возрастным группам между разными странами, они приводятся в расчете на величину среднего трудового дохода в возрасте 30-49 лет включительно (то есть в каждой стране он принимается за 1).

Проведенные расчеты[22] показали, что в современных обществах экономический жизненный цикл в целом схож – в начале и конце жизни люди потребляют больше, чем производят, а в средних возрастах, наоборот, производят больше, чем потребляют. Кривая трудового дохода имеет практически универсальную U-образную форму – трудовой доход начинает быстро расти где-то после 20 лет, достигает наибольшего значение в возрасте около 40 лет, а затем более быстро или более медленно снижается. Наибольшие различия между странами наблюдаются в трудовых доходах старших возрастных групп и возрастных кривых потребления.

Например, в Швеции наивысшие значения трудового дохода отмечаются в возрастах от 40 до 60 лет, а в Южной Корее – в возрастах от 30 до 50 лет (рис. 21-22). В Швеции потребление заметно возрастает из-за высокой стоимости услуг здравоохранения, а в Южной Корее остается относительно стабильным на уровне 60% среднего трудового дохода в возрастной группе 30-49 лет. В то же время потребление в младших возрастных группах в Южной Корее заметно выше – более 80% среднего трудового дохода в возрасте 30-49 лет. В Швеции оно не превышает 60%.

Важные различия отмечаются и в возрастных границах «бездефицитной» стадии экономического жизненного цикла, когда индивиды экономически независимы. В Швеции трудовой доход превышает потребление в возрастах 26-63 лет, в Южной Корее – в возрастах от 28 до 56 лет.

Рисунки 21-22. Возрастные профили потребления и трудового дохода в Швеции (2006 год) и Южной Корее (2012 год), отношение душевого потребления и трудового дохода по возрастам к трудовому доходу
в возрасте 30-49 лет

Источник: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430). P. 16.

Для оценки влияния старения населения на экономическое развитие было предложено использовать вместо традиционных демографических показателей новый показатель нагрузки старшими возрастами или обратный к нему показатель поддержки старших возрастов. Для этого вводятся два понятия: эффективные потребители и эффективные производители (средние значения потребления и трудового дохода на человека в возрастном интервале от 30 до 49 лет включительно). Число эффективных потребителей рассчитывают, умножив нормализованное среднее значение потребления в каждом возрасте (отнесенное к среднему потреблению в возрасте 30-49 лет) на число лиц данного возраста и сложив результаты по всем возрастам. Число эффективных производителей получают аналогичным образом, суммируя нормализованные средние величины трудового дохода по всем возрастам (отнесенные к среднему трудовому доходу в возрасте 30-49 лет). Коэффициент экономической нагрузки рассчитывается как отношение эффективного числа потребителей 65 лет и старше к эффективному числу работников, получателей трудового дохода всех возрастов.

Одним из достоинств этого нового измерителя является то, что он учитывает возрастные особенности формирования трудового дохода и потребления в разных странах из-за различий участия в рабочей силе, безработицы, продолжительности рабочего времени, производительности труда и потребления. Это соотношение ресурсов, необходимых для потребления пожилых людей, и ресурсов, производимых всеми работниками независимо от их возраста. Рост экономической нагрузки означает, что число эффективных потребителей старших возрастов возрастает относительно числа эффективных работников, что может вести к росту спроса на финансирование товаров и услуг, повышению расходов на пенсионные выплаты, здравоохранение и социальное обслуживание. Для поддержки сложившегося уровня потребления пожилых людей, в принципе, возможны разные варианты: получение трудового дохода, извлечение дохода из имеющихся активов, получение поддержки от членов семьи или социальных программ, либо, как альтернатива, сокращение потребления.

По оценке на 2019 год, экономическая нагрузка старшими возрастами в целом по миру составляла 20 эффективных потребителей 65 лет и старше на 100 эффективных работников (рис. 23). В результате старения населения к 2030 году она повысится до 25, а к 2050 году – до 33.

Наивысшая экономическая нагрузка отмечается в двух регионах, выделенных для мониторинга реализации Целей устойчивого развития (ЦУР), - Северной Америке и Европе (43), Австралии и Новой Зеландии (36). Столь высокая экономическая нагрузка связана как с высокой долей старших возрастов в населении, так и с более высоким уровнем потребления в старших возрастах по сравнению с более молодыми, что хорошо было видно на примере Швеции (рис. 21). К 2030 году экономическая нагрузка в этих регионах повысится до 55 и 45, соответственно.

В других регионах схожее значение экономической нагрузки – около 40 эффективных потребителей 65 лет и старше на 100 эффективных работников – ожидается в более отдаленной перспективе: к 2040 году в Восточной и Юго-Восточной Азии и к 2050 году в Латинской Америке.

В Африке южнее Сахары и Океании (кроме Австралии и Новой Зеландии) экономическая нагрузка самая низкая – 7 и 9, соответственно. Она также будет увеличиваться в перспективе, но не очень быстро – до 8 и 10 к 2030 году и 10 и 15 к 2015 году. Повышение возможностей экономической занятости для молодежи, повышение производительности труда, вложения в образование и здравоохранение могут обеспечить экономический рост в этих регионах и при такой невысокой экономической нагрузке повысить уровень жизни для людей всех возрастов.

Рисунок 23. Экономическая нагрузка пожилыми возрастами по регионам мира, 2019 и 2030 годы,
число эффективных потребителей 65 лет и старше на 100 эффективных работников всех возрастов

Источник: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430), pp. 31-36.

Страны с наибольшей экономической нагрузкой старшими возрастами концентрируются в основном в Европе, но выше всего она в Японии – 78 эффективных потребителей 65 лет и старше на 100 эффективных работников (рис. 24). За ней со значительным отрывом следуют Финляндия (57), Франция (55), Германия, Дания, Греция, Швеция (52-54).

На другом краю ранжированного ряда располагаются Объединенные Арабские Эмираты и Катар, где экономическая нагрузка пожилыми составляет всего 2 эффективных потребителя 65 лет и старше на 100 эффективных работников.

Распределение стран по экономической нагрузке (ЭН) в целом вполне соответствует их распределению по традиционной демографической нагрузке (ДН) - отношению численности населения 65 лет и старше к численности населения 20-64 лет. В большинстве стран (137 из 186) экономическая нагрузка превышает демографическая нагрузку (до 2 раз в ОАЭ), в 17% стран (33) соответствует ей, в 9% (16 стран, в основном менее развитых) – меньше нее.

Проспективная демографическая нагрузка (ПДН, отношение численности населения в возрасте Х, в котором ожидаемая продолжительность составляет 15 лет, и старше к численности населения от 20 до Х лет) заметно ниже высокой традиционной демографической нагрузки (ДН) в более развитых странах мира. В менее развитых странах с более высокой смертностью и низкой продолжительностью ожидаемой жизни она, наоборот, выше относительно невысокой ДН. Такое соотношение сохранится в ближайшей перспективе как в отдельных странах (рис. 25), так и в крупных регионах (табл. 1).

В России экономическая нагрузка старшими возрастами относительно невелика, составляя 27 эффективных потребителей в возрасте 65 лет и старше на 100 эффективных работников всех возрастов (49 место в ряду 186 стран в порядке убывания значения экономической нагрузки). Традиционная демографическая нагрузка несколько ниже – 24 человека 65 лет и старше на 100 человек 20-64. По этому показателю Россия делит 49-51 места с Белоруссией и Ирландией (наиболее высокое значение в Японии – 51, заметно ниже в Италии и Франции – 39). Проспективная демографическая нагрузка старшими возрастами составляет в России 19. По этому показателю Россия делит 23-27 места с Финляндией, Швецией, Австрией, которые отличаются более высокой традиционной демографической нагрузкой (31-39), и Молдавией, в которой традиционная демографическая нагрузка ниже (18).

Рисунок 24. Демографическая (ДН и ПДН) и экономическая нагрузка (ЭН)
пожилыми возрастами по странам* мира, 2019 год, на 100 человек

* Япония (201-е место) - значение ЭН (78) лежит за пределами графика

Источник: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430), pp. 31-36.

К 2030 году во всех странах, кроме некоторых стран Африка, все три вида нагрузки увеличатся, хотя и в разной степени.

Демографическая нагрузка (ДН) составит от 4 человек 65 лет и старше на 100 человек 20-64 лет в Экваториальной Гвинее до 58 в Японии, в России она составит 35.

Проспективная демографическая нагрузка (ПДМ) будет варьироваться от 2 человек в возрасте, в котором ожидаемая продолжительность жизни не превышает 15 лет, на 100 человек в возрасте от 20 лет до возраста, в котором ожидаемая продолжительность жизни составляет 15 лет, в Катаре до 32 в Болгарии. В России она повысится до 26.

Экономическая нагрузка (ЭН) составит от 4 эффективных потребителей в возрасте 65 лет и старше на 100 эффективных работников в Мозамбике до 91 в Японии. В Германии и Финляндии она превысит 70, в России повысится до 39 против 27 в 2019 году.

Рисунок 25. Демографическая (ДН и ПДН) и экономическая нагрузка (ЭН)
пожилыми возрастами по странам* мира, 2030 год

* Япония (201-е место) - значение ЭН (91) лежит за пределами графика

Источник: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430), pp. 31-36.

Три показателя нагрузки старшими возрастами позволяют оценить старение населения с разных точек зрения.

Проспективная нагрузка во всех регионах мира, кроме Африки южнее Сахары и Океании за исключением Австралии и Новой Зеландии, ниже, чем традиционная (хронологическая) демографическая нагрузка. В 2019 году она составляла лишь половину хронологической нагрузки в Австралии и Новой Зеландии, около 60% в Европе и Северной Америке, а также Латинской Америке (табл. 1). Это означает, что степень старения, измеренная с учетом увеличения продолжительности жизни, меньше, чем оцененная традиционно по хронологическому возрасту. С повышением продолжительности жизни подобная картина будет наблюдаться и в других регионах мира.

Экономическая нагрузка во всех регионах мира несколько превышает традиционную демографическую нагрузку, больше всего в Европе и Северной Америке, а также в Австралии и Новой Зеландии, что свидетельствует о более высокой степени старения с экономической точки зрения и относительно более высоком потреблении в старших возрастах.

Таблица 1. Сравнение демографической нагрузки пожилыми возрастами, рассчитанной разными методами, по регионам ЦУР и миру в целом

 

Соотношение проспективной и хронологической демографической нагрузки

Соотношение экономической и хронологической демографической нагрузки

2019

2030

2050

2019

2030

2050

Мир в целом

0,7

0,7

0,6

1,2

1,2

1,2

Африка южнее Сахары

1,4

1,3

1,1

1,1

1,1

1,0

Северная Африка и Западная Азия

0,9

0,7

0,6

1,1

1,1

1,1

Средняя и Южная Азия

1,0

0,9

0,8

1,2

1,1

1,2

Восточная и Юго-Восточная Азия

0,7

0,7

0,6

1,1

1,2

1,1

Латинская Америка

0,6

0,6

0,5

1,2

1,2

1,1

Австралия и Новая Зеландия

0,5

0,5

0,5

1,3

1,3

1,3

Океания (ост.)

1,5

1,3

1,1

1,1

1,0

1,1

Европа и Северная Америка

0,6

н/д

0,5

1,4

н/д

1,4

Источник: United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430), pp. 17, 31-36.

Коэффициент традиционной (хронологической) демографической нагрузки проще для расчетов и интерпретации. Данные для его расчета доступны практически по всем странам и для длительного периода. Однако он довольно груб и не позволяет оценить непосредственно экономическую нагрузку, влияние пенсионных реформ или реформ здравоохранения.

Коэффициент проспективной демографической нагрузки позволяет оценить старение населения в контексте повышения продолжительности жизни. Но несмотря на повышение средней продолжительности жизни, сохраняются значительные различия между социальными группами. Исследования показывают, что продолжительность жизни в значительной степени зависит от уровня образования и доходов. В Великобритании и США продолжительность жизни населения с низкими доходами и некоторых других социально уязвимых групп заметно ниже, чем в целом по стране. Такие различия в продолжительности жизни необходимо учитывать в социальной политике.

Коэффициент экономической нагрузки учитывает не только изменения возрастной структуры, но и возрастные особенности потребления и производства, предоставляя полезную информацию для социального планирования и финансовой политики.

Источники:

Population Division of the Department of Economic and Social Affairs of the United Nations,

United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). World Population Ageing 2019: Highlights (ST/ESA/SER.A/430). - https://www.un.org/en/development/desa/population/publications/pdf/ageing/WorldPopulationAgeing2019-Highlights.pdf;

Profiles of Ageing 2019 (POP/DB/PD/WPA/2019) - https://population.un.org/ProfilesOfAgeing2019/index.html;

Database on the Households and Living Arrangements of Older Persons 2018. - https://population.un.org/LivingArrangements/index.html#!/;

Living arrangements of older persons around the world / Population Facts. No. 2019/2 – https://www.un.org/en/development/desa/population/publications/pdf/popfacts/PopFacts_2019-2.pdf;

United Nations, Department of Economic and Social Affairs, Population Division (2019). Patterns and trends in household size and composition: Evidence from a United Nations dataset. (ST/ESA/SER.A/433). – https://www.un.org/en/development/desa/population/publications/pdf/ageing/
household_size_and_composition_technical_report.pdf
.


[11]Population Division, Department of Economic and Social Affairs, United Nations (2013). National Transfer Accounts Manual: Measuring and Analysing the Generational Economy. Sales number: E.13.XIII.6; Mason, A., M. Lee, M. Abrigo, S. Lee (2017). Support ratios and demographic dividends: Estimates for the world. United Nations Population Division Technical Paper No. 2017/1.
[22] Исследовательские группы для расчетов национальных трансфертных (межпоколенческих) счетов созданы уже в более чем 90 странах мира, в том числе в России в НИУ ВШЭ. Подробнее см., например, Денисенко М, Козлов В. Межпоколенческие счета и демографический дивиденд в России /Демографическое обозрение, 2018, т. 5, № 4: 6-35. - www.demreview.hse.ru

<<< Назад


Вперёд >>>

Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.