Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

№ 831 - 832
21 октября - 3 ноября 2019

ISSN 1726-2887

первая полоса

содержание номера

архив

читальный зал приложения обратная связь доска объявлений

поиск

Оглавление
Европейский демографический барометр 
Первые демографические итоги 2018 года в ЕС

Население ЕС-28 продолжает расти – к началу 2019 года оно превысило 513 миллионов человек

В 2018 году миграционный прирост, как и в 2015 и 2017 годах, стал единственным фактором роста населения ЕС-28 на фоне углубления естественной убыли

Число родившихся в ЕС-28 в 2018 году впервые оказалось менее 5 миллионов человек

В 2018 году число умерших в ЕС-28 впервые превысило 5,3 миллиона человек

Половина населения ЕС-28 старше 43 лет

См. также Архив выпусков Европейского демографического барометра

Для цитирования: Щербакова Е.М. Первые демографические итоги 2018 года в ЕС // Демоскоп Weekly. 2019. № 831-832. URL: http://demoscope.ru/weekly/
2019/0831/barom01.php


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


Google
Web demoscope.ru

Первые
демографические итоги
2018 года в ЕС

Рубрику ведет

Екатерина
ЩЕРБАКОВА

В 2018 году миграционный прирост, как и в 2015 и 2017 годах, стал единственным фактором роста населения ЕС-28 на фоне углубления естественной убыли

Рост численности населения Европейского союза вплоть до конца 1980-х годов обеспечивался в основном естественным приростом, то есть за счет превышения числа родившихся над числом умерших. Миграционный прирост, складывающийся в результате превышения числа прибывших на постоянное жительство в регион над числом выбывших из него[6], играл менее значительную роль в динамике населения ЕС. Величина миграционного прироста редко достигала и четверти от общего прироста населения ЕС-28, а в отдельные годы отмечалась и миграционная убыль, отчасти связанная со статистическими корректировками по итогам переписей населения (рис. 5).

В конце 1980-х годов ситуация кардинально изменилась - основным фактором роста стал миграционный прирост. Впервые он превысил величину естественного прироста в 1992 году. В 1992-2017 годах вклад миграционного прироста в общий прирост населения неизменно составлял не менее 58%, в 2002-2003, 2013 и 2016 годах он превысил 90%, а в 2015 году миграционный прирост, полностью компенсировав впервые зарегистрированную естественную убыль населения, стал единственным фактором дальнейшего роста численности населения ЕС-28. Ситуация повторилась в 2017 и 2018 годах.

Абсолютная величина естественного прироста населения ЕС-28 неуклонно снижалась с середины 1960-х годов, сократившись с 3,5 миллиона человек до 96 тысяч человек в 2003 году. Затем она стала увеличиваться, достигнув в 2008 году 578 тысяч человек, после чего возобновилось снижение. В 2015 году число родившихся в ЕС-28 впервые оказалось меньше числа умерших – естественная убыль составила 114 тысяч человек. В 2016 году, по оценке Евростата, сложился небольшой естественный прирост в 20 тысяч человек, а в 2017 году – вновь естественная убыль, причем более значительная, чем в 2015 году, – 191 тысяча человек, которая продолжала нарастать в 2018 году, составив 354 тысячи человек. Усиление естественной убыли и ее долговременный характер, о котором свидетельствуют все демографические прогнозы, говорят о том, что в ближайшие годы изменение численности населения ЕС будет в большей степени зависеть от другого компонента роста – миграционного прироста.

В отличие от естественного прироста, миграционный прирост населения ЕС-28 стал заметно увеличиваться со второй половины 1980-х годов. Его абсолютная величина возросла со 97 тысяч человек в 1985 году до 957 тысяч человек в 1992 году (с отклонениями от повышательного тренда в 1987, 1989 и 1991 годах), но затем стала снижаться (во многом из-за ужесточения иммиграционного законодательства), опустившись к 1997 году до 502 тысяч человек. Тенденция повышения, хотя и с некоторыми отклонениями, возобновилась с конца 1990-х годов. В течение шести лет – в 2002-2008 годах - величина миграционного прироста населения ЕС-28 составляла от 1,2 до 1,8 миллиона человека в год. В связи с финансово-экономическим кризисом, начавшим в 2008 году, миграционный прирост в 2009 году снизился до 714 тысяч человек (-41% по сравнению с 2008 годом), но затем вновь стал расти, поднявшись в 2015 году до рекордной отметки - 1776 тысячи человек. В 2016 году величина миграционного прироста несколько снизилась, но оставалась достаточно высокой – 1169 тысяч человек, в 2017 году она возросла до 1197 тысяч человек, а в 2018 году - до 1457 тысяч человек.

Всего за 1985-2018 годы совокупная величина миграционного прироста (с корректировками) населения ЕС-28 составила 31,9 миллиона человек, а совокупная величина естественного прироста – 13,5 миллиона человек, что в 2,4 раза меньше.

Тенденция снижения естественного прироста, несмотря на некоторые колебания, устойчива и долговременна. Естественная убыль, зафиксированная в 2015 и 2017-2018 годах, была вполне ожидаемой и прогнозировалась специалистами. В таких условиях миграция приобретает решающую роль в изменении численности населения Европейского союза.

Рисунок 5. Компоненты прироста (убыли) численности населения Европейского союза (ЕС-28),
1960-2018 годы, тысяч человек

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 16.10.19, Extracted on 17.10.19)

К началу XXI века интенсивность естественного прироста населения ЕС-28 снизилась практически на порядок, по сравнению с 1960-ми годами, вплотную приблизившись к нулевой отметке – 0,2‰ в 2003 году, 0,3‰ в 1999 и 2002 годах (рис. 6). В последующие годы она умеренно повышалась, поднявшись в 2008 году до 1,2‰. Затем тенденция снижения интенсивности естественного прироста возобновилась. В 2015 году значение коэффициента естественного прироста впервые составило отрицательную величину, хотя и небольшую (-0,2‰), в 2016 году сложился нулевой естественный прирост, а в 2017 году – вновь естественная убыль, причем более интенсивная (-0,4‰), чем в 2015 году, а в 2018 году – более интенсивная (-0,7‰), чем в 2017 году.

Значение коэффициента миграционного прироста (с корректировками) повысилось в 2015 году до 3,5‰. Близкие значения отмечались ранее только в 2003 (3,6‰), 2004 (3,4‰) и 2013 (3,5‰) годах. С началом мирового финансово-экономического кризиса величина миграционного прироста опускалась до 1,4‰ в 2009 году и 2011 годах. В 2016-2018 годах интенсивность миграционного прироста была, скорее, средней: 2,3‰ в 2016-2017 годах и 2,8‰ в 2018 году.

Рисунок 6. Компоненты прироста (убыли)* численности населения Европейского союза (ЕС-28),
1960-2018 годы, на 1000 человек постоянного населения

* миграционный прирост включает статистические корректировки

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 16.10.19, Extracted on 17.10.19)

В разных странах ЕС-28 естественный и миграционный прирост как компоненты изменения численности населения играют разную роль.

По предварительным оценкам, в 2018 году только за счет естественного прироста увеличилось население одной страны ЕС-28 – Франции (рис.7). Только за счет миграции возросло население Германии, Финляндии, Испании, Эстонии и Словении. Преимущественно за счет миграционного прироста увеличилось население Ирландии, Кипра, Люксембурга, Швеции, Великобритании, Мальты, Дании, Нидерландов, Бельгии, Словакии, Австрии и Чехии.

Сокращение численности населения происходит за счет как естественной, так и миграционной убыли. Только из-за естественной убыли, не компенсированной невысоким миграционным приростом, сократилось в 2018 году население Венгрии, Греции, Италии, Португалии и Польши. В Латвии, Хорватии, Болгарии, Румынии и Литве население в 2018 году сократилось в большей степени из-за естественной убыли, хотя и миграционная убыль внесла свою лепту в сокращение численности населения.

В 2018 году естественная убыль населения наблюдалась в 15 странах ЕС-28, среди которых она варьировалась от -0,4‰ в Словении до –6,6‰ в Болгарии. Наиболее интенсивный естественный прирост, несмотря на снижение, по-прежнему характерен для Ирландии (6,1‰). Заметно ниже естественный прирост населения Кипра (4,1‰), Люксембурга (3,2‰), Швеции (2,3‰) и Франции (2,2‰), а в остальных странах, в которых число родившихся превысило число умерших, он составлял от 0,1‰ в Чехии до 1,7‰ в Великобритании.

Миграционный прирост отмечался в 2018 году в 22 странах Европейского союза. Его значение варьировалось от 0,6‰ в Польше до 35,3‰ в Люксембурге. Миграционная убыль зафиксирована в 6 странах ЕС-28, среди которых значение коэффициента миграционного прироста варьировалось от -0,5‰ в Болгарии до -3,3‰ в Хорватии.

Рисунок 7. Компоненты прироста (убыли) численности населения стран Европейского союза за 2018 год, ‰ (ранжировано по естественному приросту)

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 16.10.19, Extracted on 17.10.19)

Величина миграционного прироста подвержена значительным колебаниям, в том числе под влиянием кризисных событий, но поскольку в настоящее время он играет определяющую роль в изменении численности населения Европейского союза, интересны и его абсолютные значения. По оценкам за 2018 год, большая часть миграционного прироста пришлась на Германию (394 тысячи человек), Испанию (332) и Великобританию (258). Еще в 4 странах ЕС-28 чистая миграция в 2018 году превысила 50 тысяч человек: в Нидерландах и Швеции (по 86 тысяч человек), Италии (69) и Бельгии (62).

Отрицательное сальдо миграции особенно велико в странах с долговременно преобладающим миграционным оттоком: Румынии (-53,7 тысячи человек за 2018 год) и Хорватии (-13,5), а также Франции (-42,6), в которой миграционная убыль населения наблюдается уже четвертый год подряд (2015-2018 годы). Миграционная убыль населения Латвии, Литвы и Болгарии заметно сократилась в 2018 году.

Прирост населения – общий, естественный и миграционный – наиболее часто привлекаемые показатели, характеризующие итог изменения численности населения в результате естественного воспроизводства и миграции. Однако такие характеристики динамики населения не вполне достаточны. Так, при нулевом приросте численность населения остается неизменной, но его состав может претерпевать существенные изменения. Об интенсивности этих изменений можно судить по показателям оборота населения, суммирующим числа всех демографических событий, влияющих на численность населения. Недавно эти показатели пополнили базу данных Евростата. Пока оценки оборота населения в полном объеме представлены только за 2017 год, за 2018 год нет оценок миграционного, а значит и общего оборота населения Греции и Франции.

Напомним, что в 2017 году значение коэффициента естественного прироста населения ЕС-28 составило -0,4‰ (число умерших превысило число родившихся), при этом коэффициент естественного оборота - сумма родившихся и умерших в расчете на 1000 человек постоянного населения - составил 20,2‰.

Коэффициент миграционного прироста населения ЕС-28 составил в 2017 году 2,3‰, а коэффициент миграционного оборота - сумма прибывших и выбывших на 1000 человек – 16,3‰.

В итоге общий прирост населения ЕС-28 за 2017 год составил лишь 2,0‰, а общий оборот – сумма родившихся, умерших, прибывших и выбывших в расчете на 1000 человек постоянного населения – 36,5‰.

Помимо того, что интенсивность оборота на порядок выше, в общий оборот населения ЕС-28, в отличие от общего прироста, больший вклад вносит естественное воспроизводство населения, а не миграция, продолжающая обеспечивать рост населения при его естественной убыли.

Среди стран-членов ЕС-28 наиболее высоким оборотом населения в 2017 году отличались, как и общим приростом, Люксембург и Мальта (рис. 8). При этом основной вклад в общий оборот населения – 78% - вносил миграционный оборот. Наиболее низки значения оборота населения в Словакии и Польше, где основной вклад в него вносил не миграционный, а естественный оборот (до 90%).

Миграционный оборот вносил больший вклад в общий оборот населения, как правило, в странах с высоким общим оборотом. Помимо уже упомянутых Мальты и Люксембурга, к ним относятся Кипр (71%), Германия, Австрия, Ирландия (61%), Дания, Нидерланды и Испания (53-57%).

Рисунок 8. Оборот населения стран Европейского союза за 2017 год, ‰
(ранжировано по общему обороту)

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 18.10.19, Extracted on 25.10.19)

Возвращаясь к более употребительным характеристикам изменения численности населения, следует отметить, что в ряде стран ЕС-28 естественная убыль населения уже отмечалась в предшествующие периоды, став в некоторых из них достаточно устойчивой.

Сгруппировав страны ЕС-28 по ранжированному (убывающему) ряду значений коэффициента естественного прироста в 2018 году - в 4 группы по 7 стран в каждой, - можно наглядно представить долговременные тренды естественного прироста в каждой из них (рис. 9.1 - 9.4).

В группе стран с наиболее высокими значениями естественного прироста в 2018 году (от 1,6‰ до 6,1‰) доминировала тенденция постепенного снижения интенсивности естественного прироста, хотя нередко тренд принимал волнообразную форму, особенно выраженную в Ирландии и Швеции (рис. 9.1). Естественная убыль населения наблюдалась лишь в некоторых странах, кратковременно и небольшой интенсивности (1972-1978 годы в Люксембурге, 1997-2001 годы в Швеции, 1976 год в Великобритании). Во всех странах группы, кроме Ирландии и в отдельные годы Кипра, значение коэффициента естественного прироста в XXI веке не превышало 5‰. В Ирландии повышение интенсивности естественного прироста, наблюдавшееся в 1996-2010 годах, в последние годы сменилось довольно выраженным снижением. Однако пока значения коэффициента естественного прироста остаются более высокими, чем в середине 1990-х годов.

В группе стран с более умеренным естественным приростом в 2018 году (от -0,4 до 1,1‰) в рассматриваемый период также доминировала тенденция снижения интенсивности естественного прироста, но отклонения от тренда реже принимали выраженную волнообразную форму (рис. 9.2). Естественная убыль небольшой интенсивности и разной продолжительности отмечалась в Австрии (1975-1980, 1983, 1985, 2009 и 2012 годы), Дании (1981-1987 годы), Чехии (1994-2005 и 2013 годы), Словакии (2001-2003 годы) и Словении (1993, 1997-2005 и 2017-2018 годы). Для Словакии было характерно резкое сокращение естественного прироста в последней четверти ХХ века – с уровня 10‰ и выше в середине 1970-х годов до нулевого уровня к началу нового века. В Нидерландах значительное снижение интенсивности естественного прироста отмечалось в 1970-е годы, а в 1990-2000-е годы наступил период относительной стабилизации на уровне 3-4‰. В последние годы наметилась тенденция умеренного снижения – до 0,9‰ в 2018 году. В Австрии и Бельгии естественный прирост близок к нулевому уровню уже с середины 1970-х годов, в Дании и Чехии – с 1980-х годов.

В группе стран с небольшой естественной убылью в 2018 году (от -0,7 до -3,2‰) в предшествующие десятилетия также была характерна тенденция снижения интенсивности естественного прироста, причем нередко очень быстрого – в Португалии, Испании и Греции, несколько позже – в Польше (рис. 9.3). В странах, где естественный прирост был сравнительно низок уже в начале периода наблюдения, отмечались довольно продолжительные периоды естественной убыли населения (в Германии - начиная с 1972 года, в Эстонии - с 1991 года). В Греции естественный прирост снизился до нулевого уровня в середине 1990-х годов, естественная убыль населения наблюдалась в 1998-2000, 2003, 2011-2018 годах. В Испании естественный прирост приближался к нулевой отметке уже во второй половине 1990-х годов, а затем - после десятилетнего повышения ? в 2015-2016 годах, в 2017 году впервые сложилась естественная убыль населения, усилившаяся в 2018 году (-0,7‰ и -1,2‰). В Португалии естественная убыль населения наблюдается с 2007 года, в Польше – с 2013 года. В некоторых странах естественная убыль достигала довольно значительной интенсивности (в Эстонии опускалась ниже уровня -5‰ в 1994-1995 и 1998 годах), в других была незначительной, но устойчивой. В последние годы естественная убыль населения усиливается в Греции (более 3‰ в 2017-2018 годах) и Португалии (до -2,5‰ в 2018 году). В Финляндии постепенное снижение естественного прироста также сменилось нарастанием естественной убыли в 2016-2018 годах.

В группе стран с наиболее значительной естественной убылью населения в 2018 году (от -3,2‰ в Италии до -6,6‰ в Болгарии) тенденция снижения интенсивности естественного прироста также доминировала на протяжении последних десятилетий, причем снижение начиналось примерно с тех же уровней, что и в странах других групп, рассмотренных выше (рис. 9.4). Практически для всех стран этой группы с середины 1990-х годов, а для некоторых стран и раньше, тенденция естественной убыли населения стала устойчивой. Естественная убыль населения Венгрии наблюдается с 1981 года, причем ее интенсивность уже не раз опускалась почти до уровня -5‰. Наиболее интенсивная естественная убыль населения – до -7‰ в 1995 году – отмечалась в Латвии, в которой естественная убыль неизменно регистрируется с 1992 года. В последние годы наибольшей интенсивностью естественной убыли населения отличается Болгария, где она наблюдается с 1990 года. Несколько ниже интенсивность естественной убыли населения Литвы (наблюдается с 1994 года), Хорватии (с 1991 года, кроме 1996-1997 годов), Румынии (с 1992 года) и Италии (с 1994 года). Однако в последние годы естественная убыль населения и этих стран усилилась, опустившись ниже уровня -3‰.

Рисунки 9.1 – 9.4. Коэффициент естественного прироста в странах ЕС-28*, 1960-2018 годы,
на 1000 человек постоянного населения

* Германия - включая бывшую ГДР (до 1990 года); Франция – метрополия до 2013 года, 2013-2017 годы - с учетом заморских территорий

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 18.10.19, Extracted on 20.10.19)

Долговременные тенденции изменения миграционного прироста рассмотрим, сгруппировав страны ЕС-28 по убывающему ряду значений коэффициента миграционного прироста в 2018 году (рис. 10.1 – 10.4). Поскольку этот показатель отражает не только величину чистой миграции, но и произведенные статические корректировки, его значения в годы, примыкающие к годам переписей, подвержены значительным колебаниям. Но, тем не менее, определенное представление о роли миграции в изменении численности населения стран ЕС-28 они дают.

Наиболее высокие показатели миграционного прироста в 2017-2018 годы отмечались на Мальте (рис. 10.1). Изменение миграционного прироста относительно малочисленного населения этой страны ЕС-28 (около 494 тысяч человек на начало 2019 года) подвержено значительным колебаниям, но в целом преобладает тенденция его постепенного повышения с 1990-х годов (до середины 1970-х годов наблюдалось сокращение миграционной убыли населения).

Люксембург, также при небольшой численности населения (614 тысяч человек на начало 2019 года), на протяжении уже почти трех десятилетий отличается высокой интенсивностью миграционного прироста, хотя в отдельные периоды она была относительно невысокой (с 1976 по 1988 годы), а иногда отмечалась и миграционная убыль (в 1967 и 1982 году). Начиная с 2005 года, значение коэффициента миграционного прироста населения Люксембурга неизменно превышает 10‰, в 2011-2015 годах было близко к 20‰, в 2016-2018 годах снизилось до 16‰.

Миграционный прирост еще одной страны ЕС-28 с относительно небольшим по численности населением – Кипра (879 тысяч человек на начало 2019 года) –ё еще недавно составлял около 20‰ и более (в 2007-2011 годах), но затем сменился миграционной убылью. В 2013 и особенно в 2014 году она достигла высокой интенсивности (-14,0‰ и -17,4‰, соответственно). Более значительная миграционная убыль населения страны отмечалась в связи с вооруженным конфликтом между греческой и турецкой общинами острова в середине 1970-х годов. В 2016 году после четырех лет миграционной убыли вновь сложился миграционный прирост, хотя и небольшой интенсивности (2,9‰), к 2018 году он возрос до 9,3‰.

Заметное повышение интенсивности миграционного прироста в последние годы отмечалось в Швеции (до 12‰ в 2016 году и 10% в 2017 году). Интенсивность миграционного прироста населения Швеции устойчиво возрастала в последнее десятилетие, хотя и ранее она в отдельные годы превышала 5‰. В то же время в отдельные годы (1972-1973) наблюдалась и миграционная убыль населения.

В Ирландии, терявшей население в результате миграционного обмена с другими странами в 1960-1970, 1979-1980, 1982-1990 и 1993-1994 годы, миграционный прирост стал существенным фактором роста населения с конца 1990-х годов. В 2005-2007 годы его величина превышала 15‰ (до 22‰ в 2006 году), но в 2009 году он сменился миграционной убылью, которая усилилась до -6‰ в 2010-2011 годы. Затем интенсивность миграционной убыли стала уменьшаться, и в 2014-2018 годы население Ирландии вновь увеличивалось за счет миграции. Коэффициент миграционного прироста повысился до 9‰ в 2018 году.

Испания отличалась высокой интенсивностью миграционного прироста в период экономического роста 2002-2007 годов (до 15-18‰ в год), однако после начавшегося в 2008 году кризиса миграционный прирост резко сократился, а в 2012-2015 годах сменился миграционной убылью населения, как в 1960-е и 1980-е годы. После четырех лет миграционных потерь населения в последние годы вновь миграционная привлекательность страны повышается – миграционный прирост увеличился до 7‰ в 2018 году.

До такого же уровня увеличился в 2018 году и миграционный прирост населения Словении, которая и ранее в отдельные годы отличалась довольно высоким миграционным приростом (до 9,2‰ в 2008 году), которые чередовались с годами относительно небольшого миграционного прироста или даже незначительной миграционной убыли населения.

В группе стран с более умеренным миграционным приростом населения в 2018 году (от 2,6 до 5,4‰) отчетливо прослеживаются заметные отклонения от тренда, вызванные экстраординарными событиями или необходимостью корректировок по результатам переписей населения (рис. 10.2<). В Чехии заметная миграционная убыль населения явно обусловлена корректировками по результатам переписей, отражающими накопленный за несколько лет результат недоучтенного миграционного оттока (1980, 1990, 2000 годы). В 2002-2007 годах интенсивность миграционного прироста населения Чехии стала нарастать, но с началом кризиса вновь заметно сократилась. В 2013 году была зафиксирована незначительная миграционная убыль населения (-0,1‰), но затем миграционный прирост вновь начала повышаться – до 3,6‰ в 2018 году.

В Австрии и Германии относительно устойчивое повышение интенсивности миграционного прироста отмечалось в основном с конца 1980-х годов. Ранее в этих странах нередко отмечалась миграционная убыль населения. Наиболее значительный миграционный прирост зафиксирован в Австрии в начале 1990-х годов (9,9‰ в 1991 году), когда в страну хлынул мощный поток иммигрантов из стран распавшегося социалистического лагеря, однако в середине 1990-х годов интенсивность миграционного прироста сократилась почти до нулевой отметки. В 2000-е годы он вновь возрос, но не достиг уровня начала 1990-х годов (6,6‰ в 2004). Заметное превышение отмечалось в 2015 году (13‰), когда Европу наводнили потоки беженцев из стран Ближнего Востока и Африки. В последующие годы коэффициент миграционного прироста снижался, опустившись до 4,0‰ в 2018 году.

В Германии наиболее высокие значения миграционного прироста отмечались также в конце 1980-х и в начале 1990-х годов (в 1988-1995 годах, наибольшие значения - 9,5% в 1989 году и 9,6‰ в 1992 году). В последующие годы интенсивность миграционного прироста снизилась в 2-3 раза, а в 2008-2009 была зарегистрирована незначительная миграционная убыль. С 2010 года возобновилось увеличение миграционного прироста – до 14,3‰ в 2015 году. В последующие годы оно снизилось более чем вдвое (до 4,8‰ в 2018 году).

Для Великобритании в последние десятилетия характерен довольно устойчивый, но невысокий миграционный прирост, хотя в предшествующие годы неоднократно отмечалась и миграционная убыль. В 2014-2015 годы миграционный прирост достигал 5‰, а затем снизился до 3,9‰ в 2018 году.

В Бельгии устойчивый миграционный прирост населения наблюдается с конца 1980-х годов, в 2000-е годы его интенсивность повысилась (до 6-8‰ в 2007-2010 годы), затем вновь снижалась, а в 2018 году составила 5,4‰.

В Нидерландах интенсивность миграционного прироста населения несколько ниже, в 2004-2007 годах наблюдалась миграционная убыль небольшой интенсивность, а в последние десять лет неизменно складывался миграционный прирост, интенсивность которого возросла до 5‰ в 2018 году.

Эстония в советский период была привлекательна для мигрантов из других союзный республик, но начала терять население в миграционном обмене с другими странами в период распада СССР (с 1989 года). В 1992-1995 годы миграционная убыль населения Эстонии достигала значительной интенсивности (до 20‰ и более в 1992-1993 годы), затем ее интенсивность заметно снизилась, а в 2015-2018 годы складывался миграционный прирост населения (до 5,3‰ в 2018 году).

В группу стран, в которых миграционный прирост за 2018 год оказался невысоким (от 0,7 до 3,3‰), попали страны, отличавшиеся в отдельные периоды высоким миграционным приростом (рис. 10.3).

Так, в Португалии наибольший прирост населения за счет миграции был получен в 1974-1975 годы, когда значительная часть граждан вернулась в страну из колоний, получивших независимость (Анголы и Мозамбика). В 1982-1992 годах наблюдалась умеренная миграционная убыль населения, которая затем сменилась устойчивым и довольно высоким миграционным приростом населения. В последние годы из-за развернувшегося кризиса практически прекратилось наращивание населения за счет этого фактора. В 2011-2016 годах фиксировалась миграционная убыль населения, интенсивность которой постепенно снижалась, составив -0,8‰ в 2016 году против -3,6‰ в 2012 году. В последние два года складывалось положительное сальдо миграции, в 2018 году его интенсивность повысилась до 1,1‰.

В Греции наиболее интенсивный миграционный прирост наблюдался в середине 1970-х годов и первой половине 1990-х годов, в 2000-е годы его интенсивность снизилась вдвое. В 2010-2015 годы отмечалась миграционная убыль населения, особенно интенсивной она была в 2012 году (-6‰). В 2016-2018 годах складывался небольшой миграционный прирост (до 1,4‰ в 2018 году).

В Италии наблюдалась миграционная убыль населения в 1960-1971 и 1981-1987 годы. В 1990–е годы она сменилась незначительным, а в 2003-2012 годы - относительно высоким миграционным приростом. В 2013 году величина миграционного прироста возросла до 19,7‰, во многом за счет корректировок по итогам переписи раунда 2010 года (проходила в период с 23 октября 2011 по 23 января 2012 года). В последующие годы она снизилась на порядок, составив в 2018 году 1,1‰.

Для Дании и Финляндии в последние десятилетия характерен довольно устойчивый, но невысокий миграционный прирост, хотя в предшествующие десятилетия неоднократно отмечалась и миграционная убыль, особенно значительная в Финляндии в период кризиса конца 1960-х годов. В Дании миграционный прирост повышался до 7,4‰ в 2015 году, но к 2018 году он снизился до 3,2‰. В Финляндии миграционный прирост превышал 3‰ в 2011-2013 и 2016 годах, в 2018 году он снизился до 2,1‰.

В Словакии в рассматриваемый период чаще складывалась миграционная убыль населения, более интенсивная в годы раундов переписей населения с учетом производимых корректировок. Начиная с 2011 года, миграционные потоки в Словакию превышают по своему объему потоки из страны, и наблюдается небольшой миграционный прирост (менее 1‰ в год).

В Венгрии до конца 1980-х годов регистрировался преимущественно нулевой миграционный прирост. В 1989 году отмечалась значительная миграционная убыль (-18,4‰), а с начала 1990-х годов неизменно регистрировался небольшой миграционный прирост (кроме 2016 года). В 2018 году он увеличился до 3,3‰.

В группе стран Европейского союза, в которых, по данным за 2018 год, миграционный прирост населения составил от -3,3‰ до 0,6‰, также оказались страны с разной миграционной историей (рис. 10.4).

Так, во Франции миграционный прирост был особенно значительным в начале 1960-х годов - в период массовой репатриации из бывших колоний (18,4‰ в 1962 году), но в последующие годы он заметно снизился и оставался относительно невысоким, а иногда и отрицательным (в 1994-1998 годы). В 1999-2005 годы коэффициент миграционного прироста составлял около 3‰ в год, а затем снизился до уровня 1‰ и ниже. В 2015-2018 годах миграционный прирост сменился миграционной убылью населения (с учетом заморских департаментов), интенсивность которой усилилась до 0,6‰ в 2017-2018 годах.

Польша чаще несла потери из-за миграционной убыли населения (за исключением 1963-1964, 1967 и 2009-2010 и 2016-2018 годов), иногда довольно существенные, но чаще незначительные.

Болгария также чаще несла потери из-за миграционной убыли населения или отличалась нулевым сальдо миграции. Особенно интенсивной была миграционная убыль населения Болгарии в 1989-1992 и 2001 годах (в последнем случае, скорее всего, из-за корректировок численности населения по итогам переписи населения). В 2018 году миграционная убыль составила -0,5‰.

Значительные потери из-за миграционной убыли населения несли Румыния и Хорватия. В Румынии миграционная убыль составила -18‰ в 1991 году, -25‰ в 2001 году и -22‰ в 2007 году после вхождения в Европейский союз. В последующие годы интенсивность миграционной убыли населения Румынии сокращалась (до -0,7‰ в 2013 году), но затем вновь стала усиливаться, составив -3,2‰ в 2016 году и -2,8‰ в 2017 и 2018 годах.

В Хорватии высокая миграционная убыль зафиксирована в 1991, 1995-1996 и 2000 годах (более чем 10‰), а в 1993 году, напротив, высокий миграционный прирост (20‰). В 2001-2009 годы наблюдался небольшой миграционный прирост, а 2010-2018 годы - вновь миграционная убыль, которая усилилась к 2017 году до -7,7‰. В 2018 году она сократилась, составив -3,3‰.

Латвия и Литва, находясь в составе СССР, неуклонно увеличивали свое население за счет миграции из других союзных республик (кроме 1969 и 1979 годов в Литве), но после обретения независимости стали терять его в результате миграционного обмена с другими странами. Ситуация мало изменилась, а скорее, и усугубилась после вхождения в состав Европейского союза в мае 2004 года. В 2018 году интенсивность миграционной убыли в этих странах заметно снизилась – коэффициент миграционного прироста составил -1,2‰ в Литве и -2,5‰ в Латвии.

Рисунки 10.1 - 10.4. Коэффициент миграционного прироста (с корректировками) в странах ЕС-28*,
1960-2018 годы, на 1000 человек постоянного населения

* Германия - включая бывшую ГДР (до 1990 года); Франция – метрополия до 2013 года, 2013-2016 годы - с учетом заморских территорий

Источник: Eurostat. Population change – Demographic balance and crude rates at national level [demo_gind] (Last update 18.10.19, Extracted on 20.10.19)


[6] Включая корректировки численности населения по данным переписей и регистров населения, которые не могут быть отнесены к числам родившихся, умерших или прибывших и выбывших.

<<< Назад


Вперёд >>>

Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.