Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

№ 787 - 788
22 октября - 4 ноября 2018

ISSN 1726-2887

первая полоса

содержание номера

архив

читальный зал приложения обратная связь доска объявлений

поиск

Оглавление
Мировой демографический барометр 
Демографический и экономический контекст пенсионных реформ в странах ОЭСР

Пенсионные реформы – незавершенная повестка дня

Демографическая нагрузка старшими возрастами в странах ОЭСР удвоится к середине века

Экономическая занятость пожилых в странах ОЭСР растет с начала 2000-х годов

Пенсионный возраст повысился в странах ОЭСР в среднем до 64 лет, к 2060 году он поднимется почти до 66 лет

Доходы населения 65 лет и старше составляют 87,6% от средних доходов населения, доля бедных – 12,5%

См. также Архив выпусков Мирового демографического барометра

Для цитирования: Щербакова Е.М. Демографический и экономический контекст пенсионных реформ в странах ОЭСР //Демоскоп Weekly. 2018. № 787-788. URL: http://demoscope.ru/weekly/
2018/0787/barom01.php


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


Google
Web demoscope.ru

Демографический и экономический контекст пенсионных реформ в странах ОЭСР

Рубрику ведет

Екатерина
ЩЕРБАКОВА

Экономическая занятость пожилых в странах ОЭСР растет с начала 2000-х годов

Увеличение продолжительности жизни, особенно здоровой, без ограничений жизнедеятельности из-за проблем со здоровьем, позволяет людям более длительный период сохранять экономическую активность. Это может быть как добровольным, так и вынужденным шагом из-за недостаточности доходов при уходе с рынка труда.

Средний возраст ухода с рынка труда, рассчитываемый как средний возраст выхода на пенсию для населения 40 лет и старше по данным выборочных обследований рабочей силы (или переписей населения) на основе коэффициентов экономической активности по пятилетним возрастным группам, до конца ХХ века демонстрировал тенденцию к снижению. В среднем по странам ОЭСР он снизился у мужчин с 68,4 года в начале 1970-х годов до 63,0 года в начале 2000-х годов, а у женщин – с 66,5 до 61,0 года, то есть на 5,4 и 4,5 года соответственно (рис. 7). При этом наибольшие и наименьшие значения показателя по странам ОЭСР заметно отличались во времени.

С началом XXI века средний возраст ухода с рынка труда начал расти, причем у женщин несколько раньше (с 2001 года, у мужчин – с 2005 года). Повышение шло не так быстро, как снижение в 1970-е годы, но к 2016 году средний возраст ухода с рынка труда у мужчин повысился до 65,1 года (на 4,1 года), а у женщин – до 63,6 года (2,6 года).

Рисунок 7. Средний возраст ухода с рынка труда мужчин (м) и женщин (ж) в странах-членах ОЭСР,
1970-2016 годы, лет

Источник: Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators, http://dx.doi.org/10.1787/888933634382.
Дата обращения - 10.10.18
.

Важно отметить, что до начала 2000-х годов тенденции изменения среднего возраста ухода с рынка труда и ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 65 лет были разнонаправленными. Например, если сравнивать с оценками за 1975 год в среднем по 24 странам-членам ОЭСР того периода, ожидаемая продолжительность в возрасте 65 лет у женщин увеличилась к 2000 году на 3,0 года, а у мужчин – на 2,6 года, в то время как средний возраст ухода с рынка труда снизился на 4,8 и 4,5 года, соответственно (рис. 8).

В последние годы рост ожидаемой продолжительности жизни в возрасте 65 лет в этой группе стран ОЭСР затормозился, а повышение среднего возраста ухода с рынка труда продолжается. В целом за 1975-2016 годы ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 65 лет увеличилась на 5,1 года и у мужчин, и у женщин, а средний возраст ухода с рынка труда снизился на 2,3 года у мужчин и 2,0 года у женщин.

Рисунок 8. Изменения возраста ухода с рынка труда и ожидаемой продолжительности жизни (ОПЖ) в возрасте 65 лет по полу, ОЭСР-24, лет по сравнению с 1975 годом

Источник: Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators, http://dx.doi.org/10.1787/888933633242.
Дата обращения - 10.10.18.

Рост экономической занятости в возрастах от 50 до 75 лет за последнее десятилетие отмечался как в целом по ОЭСР (современного состава), так и в Европейском союзе (ЕС-28). Коэффициент экономической занятости в возрасте 50-74 года в ЕС-28 повысился с 38,3% в 2006 году до 45,4% в 2016 году, а в целом по странам ОЭСР – с 47,0% до 50,8%. Наиболее значительно возросла экономическая занятость населения 55-64 (на 12,1 процентного пункта в ЕС-28, на 6,5 в ОЭСР). В возрастах 65 лет и старше прирост коэффициента экономической занятости, как и само его значение, в среднем по странам ОЭСР заметно выше, чем по ЕС-28 (рис. 9).

Рисунок 9. Экономическая занятость населения в возрасте 50-74 лет в среднем* по странам ОЭСР и ЕС-28, 2006 и 2016 годы, %

* средневзвешенные значения

Источник: Late Career Scoreboard for each EU Member State and the EU and OECD averages in 2006 and 2016, http://www.oecd.org/els/emp/ageingandemploymentpolicies.htm. Дата обращения - 10.10.18.

Прирост экономической занятости в возрасте 55-64 года заметно опережал прирост уровня занятости населения более молодых рабочих возрастов. Так, в среднем по странам ОЭСР, коэффициент экономической занятости в возрасте 25-54 года увеличился за 2000-2016 годы на 2,7 процентного пункта, а в возрасте 55-64 года – на 14,4 (рис. 10).

Изменение коэффициента экономической занятости в возрасте 25-54 года за рассматриваемый период составило от -4,6 процентного пункта в Греции до 9,4 в Польше. Помимо Греции снижение уровня занятости населения в наиболее трудоспособных возрастах отмечалось в США (3,5 процентного пункта), Норвегии (-2,6), Дании, Португалии (по -1,6), Исландии, Финляндии (по -1,0) и Ирландии (-0,7 процентного пункта). Значительный прирост, помимо Польши, наблюдался в Венгрии и Чили (более чем на 9 процентных пунктов), Эстонии и Израиле (почти на 8 процентных пунктов).

Изменение коэффициента экономической занятости в возрасте 55-64 года составило от -3,0 процентного пункта в Турции до 30,9 в Германии. Если в Турции снижение экономической занятости в старших трудоспособных возрастах сопровождалось ростом экономической занятости более молодых поколений рабочей силы, то в Греции снижение экономической занятости в возрасте 55-64 года (-2,7 процентного пункта) было более умеренным, чем снижение экономической занятости более молодой основной части рабочей силы (-4,6). В остальных странах ОЭСР уровень экономической занятости населения 55-64 лет повысился, в том числе в 10 странах на 20 процентных пунктов и более.

В странах группы G20, не входящих в ОЭСР, заметное повышение экономической активности населения 55-64 лет отмечалось в России (на 13,4 процентного пункта). В Аргентине, Индонезии, Бразилии и Саудовской Аравии повышение было менее значительным (от 0,8 до 3,7 процентного пункта). В Китае, Индии и Южной Африке она снизилась, как и экономическая занятость населения 25-54 лет.

Рисунок 10. Изменение экономической занятости населения в возрасте 25-54 и 55-64 лет по странам ОЭСР и некоторым странам G20, 2000-2016 годы, процентных пунктов

Источник: Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators, http://dx.doi.org/10.1787/888933634344.
Дата обращения - 10.10.18.

Конечно, после 55 лет трудоспособность и экономическая активность быстро снижаются с повышением возраста. По оценкам за 2016 год, экономическая занятость в возрасте 55-59 лет в среднем по ОЭСР составила 69,9%, в возрасте 64-64 лет – 46,3%, в возрасте 65-69 лет – 20,9% (рис. 11).

Среди стран ОЭСР экономическая занятость в возрасте 55-59 лет варьировалась от 38,0% в Турции до 85,7% в Исландии, в возрасте 60-64 лет – от 13,8% в Люксембурге до 82,9% в той же Исландии, в возрасте 65-69 лет – от 0 до 56,3% в тех же странах.

В странах группы G20, не входящих в ОЭСР, экономическая занятость в старших возрастах, скорее, несколько выше, чем в среднем по странам ОЭСР, за исключением Южной Африки и Саудовской Аравии.

Рисунок 11. Экономическая занятость населения в возрасте 55-69 лет по странам-членам ОЭСР и странам-партнерам, 2000-2016 годы, процентных пунктов

Источник: Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators, http://dx.doi.org/10.1787/888933634344.
Дата обращения - 10.10.18.

К этому можно добавить, что уровень безработицы в возрасте 55-64 года также увеличился за последнее десятилетие, хотя и незначительно. В среднем по ОЭСР он поднялся с 4,3% (экономически активного населения в возрасте 55-64 лет) в 2006 году до 4,6% в 2016 году, в ЕС-28 – с 6,1% до 6,4%. Одновременно с этим среди безработных заметно увеличилась доля длительно (более года) безработных: в среднем по ОЭСР она увеличилась с 26% до 44%, в ЕС-28 – с 50% до 64%.

Экономическая занятость в старших возрастах, как правило, выше в группах населения с более высоким уровнем образования, позволяющим находить более подходящую, интересную и более высокооплачиваемую работу. Так, по оценкам за 2016 год, в среднем по ОЭСР экономическая занятость населения 55-64 лет с высоким уровнем образования[10] составляла 71,6%, со средним – 58,5%, с низким – 44,4% (рис. 12).

Заметных различий между группами с разным уровнем образования не наблюдалось только в Южной Корее (70, 66 и 64% соответственно), а также в Мексике, Турции и Греции между группами с низким и средним уровнем образования, в Великобритании – между группами со средним и высоким уровнем образования.

Рисунок 12. Экономическая занятость населения в возрасте 55-64 года с разным уровнем образования по странам-членам ОЭСР, 2016 год, %

Источник: Pensions at a Glance 2017: OECD and G20 indicators, http://dx.doi.org/10.1787/888933633337.
Дата обращения - 10.10.18.


[10] Под высоким уровнем образования понимается так называемое «третичное образование» (5-8 уровни Международной стандартной классификации образования (МСКО)) или, проще говоря, высшее, включая докторантуру. Под средним уровнем образования понимается «среднее образование» (3-4 уровни МСКО) – общее или профессионально-техническое образование с прямым доступом к «третичному образованию». Под низким уровнем образования понимаются остальные уровни (0-2 уровни МСКО), включая первый этап среднего образования, не позволяющего непосредственно переходить к участию в программах обучения «третичного» уровня.

<<< Назад


Вперёд >>>

Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.